Cash Payday Loans Cash Payday Loans

Обзор из Регионов - Monday, February 15, 2016 0:02 - 0 Comments

Церовани: «беженцу всегда есть чего бояться…»

by

akhalgori-1

Путешествуя по Грузии, нельзя не обратить внимания на поселения из однотипных светлых домиков с красными крышами, прямые улочки которых тянутся на километры. На сегодняшний день в Грузии почти четыре десятка подобных новых городков, в которых проживают вынужденные переселенцы.

Поселок Церовани, расположенный недалеко от Тбилиси, является одним из крупнейших таких поселений. Жители поселка пострадали в результате августовской войны 2008 года. В Церовани живут, в основном, этнические грузины, большинство из которых из Ахалгори[1]. Кроме грузин здесь проживают русские, армяне, осетины, представители смешанных семей, которые по тем или иным причинам были вынуждены покинуть родные места.

Церовани, как и другие поселения, было построено властями в ускоренном режиме через несколько месяцев после войны 2008 года. Здесь на 80 гектарах расположено 2500 коттеджа с земельными участками в 450 кв. м.. Коттеджи в Церовани электрифицированы, подключены к газу. В них есть две спальни, небольшая гостиная, кухня и ванная комната. Снаружи они выглядят совершенно одинаково, однако внутреннее их обустройство разное. В поселке проживает три сотни семей с разными судьбами, жизнь которых изменилась всего за несколько дней в ходе августовской войны.

akhalgori-2

В самом главном вопросе, который больше всего интересует беженцев, в вопросе возвращения в родные места, им помочь пока не может никто. Но надежда на возвращение все же сохраняется. Люди знают, например, что в их родном Ахалгори не было вооруженного конфликта, дома остались не поврежденными и ждут своих хозяев. Беженцы из Церовани даже периодически наведываются в свои дома. В прошлом году 2000 человек получили так называемый «пропуск»: разрешение с югоосетинской стороны на пересечение границы в упрощенном порядке.

Своеобразным центром Церовани является главная площадь, где находятся школа, детский сад и административные здания. Из Тбилиси в Церовани ходит маршрутное такси. После посещения мной посёлка остаются странные чувства. С одной стороны государство позаботилось о беженцах, дало им крышу над головой, с другой стороны, им приходиться выживать на нищенские пособия. Т.е. люди не остались брошенными на улице, но уровень их жизни на нижней грани прожиточного минимума.

«Cлава Богу здесь у нас нормальные условия для жизни и главное есть крыша над головой. Есть семьи, у которых нет даже этого. Представьте, как им трудно приходится, особенно зимой», – говорит беженка Ия Икаладзе. Несмотря на все экономические трудности она надеется на лучшее будущее. «Я не знаю, откуда берется надежда, но я все же надеюсь, – говорит она. – Если думать, что ничего не будет, то можно сойти с ума».

Ия Икаладзе дважды стала беженкой. Первый раз в 90-е годы, и во второй раз, когда началась война 2008 года. Она, ее муж и двое детей были вынуждены спасаться бегством из села Тамарашени под Цхинвали[2]. Они добрались до Тбилиси, имея при себе лишь смену белья, и нашли там временное прибежище. Сегодня Ия Икаладзе живет в Церовани и работает в магазине продавщицей.

Те, кто хочет жить достойно, находят для этого возможности: берутся за любую работу, не унывают. Но есть и те, кто надеется на помощь со стороны государства и гуманитарных организаций. Для них единственным доходом остаются пенсии и пособия для внутренне перемещенных лиц (ВПЛ) в размере 45 лари.

Вначале Церовани представлял из себя большое поселение со стандартными домами без дворов и зелени вокруг. В течение последующих лет здесь развилась городская инфраструктура, местный бизнес. Жизнь в Церовани, возможно тихая и однообразная, не стоит на месте. Многие люди обустроили на своих участках сады и огороды, занялись предпринимательством. Было построено несколько фабрик. Сегодня в Церовани около 50% жителей населения трудоустроены.

Согласно главе управы Ахалгорского муниципалитета Нугзара Тиникашвили: «Да сначала здесь ничего не было, но сейчас поселение, инфраструктура развивается. В школе 900 учеников и 80 учителей. Это состоявшаяся школа и выпускники поступают в ВУЗы. Есть детский сад, 532 ребенка. Количество детей растет год за годом. Хочу отметить что в 2014 году впервые рождаемость превысила смертность. У нас есть молодежный центр, дом культуры, два хореографических ансамбля, дети успешно выступают на фестивалях. Но есть и много проблем. Во-первых, мы должны обеспечивать людей водой. Из-за отсутствия оросительной воды, жители не могут заниматься сельским хозяйством. Есть потребность в дренажных системах: после дождя здесь образуется болото. Не все улицы асфальтированы. Да и коттеджи были построены быстро и не качественно. Стены тонкие, уже есть трещины и зимой невозможно согреть дом. Люди сами ухаживают за своими коттеджами как могут».

Несмотря на спешное строительство, это не временное жильё: скорее всего, здесь вырастет ещё не одно поколение людей. На сегодняшний день говорить о перспективах возвращения грузинского населения в Ахалгори и скором урегулировании конфликта сложно. Беженцы грустят по утерянным домам, но особенно тяжело приспособиться к новым условиям жизни на новом месте старикам. «Многие останутся здесь, но если скажут мне даже пешком пойти в Ахалгори, я это сделаю. В основном, адаптируется молодежь. А старшее поколение не привыкнет к постоянному проживанию в этом месте. Мы все мечтаем о том времени, когда сможем вернуться в наши дома». Так говорят люди старшего поколения и просят при этом не называть их имен, – «Беженцу всегда есть чего бояться – даже когда перестают бояться все вокруг».

Мнения, высказанные в Обзоре, могут не совпадать с мнением редакции Кавказского Выпуска.

Подробнее о правилах, которыми руководствуются редакторы и авторы Кавказского Выпуска при подготовке публикаций, читайте на сайте: http://caucasusedition.net/ru/glossary/.

[1] В осетинской версии – Ленингор (от ред.).

[2] В осетинской версии – Цхинвал (от ред.).



Leave a Comment

Comment