Cash Payday Loans Cash Payday Loans

Обзор из Регионов - Wednesday, June 1, 2016 0:01 - 0 Comments

Водные ресурсы Южной Осетии: перспективы развития

by

Со-авторы: Алан Парастаев и Тимур Цхурбати

Дон – именно так звучит слово «вода» на осетинском языке[i]. Корень «дон» присутствует и в названиях таких рек, как Днепр, Днестр и Дунай. Подобные феномены изучает наука лингвистика. Сегодня же наш рассказ о воде, о ее роли в экономике и политике Южной Осетии.

Немного предыстории: город Цхинвал[ii], столица Южной Осетии, расположен у выхода реки Большая Лиахва с южных склонов Центрального Кавказа на Картлийскую равнину. В самой Южной Осетии есть множество чистейших родников и минеральных источников, быстрых рек с ледниковой водой. Несмотря на это и энерго-политику советского планирования город многие десятилетия страдал от недостатка питьевой воды. В черте города функционирует несколько родников и от жажды, конечно, никто не страдал, но проблемы с водоснабжением были всегда. В городе, например, было роскошью принять душ. Граждане ощущали перебои и с поставками питьевой воды.

Решением властей в Югоосетинской Области Грузинской ССР был построен водопровод на расстоянии пятнадцати километров к северу от Цхинвала у поселка Гуфта, где в Лиахву впадает приток реки Паца с истоками у священной для осетин горы Бурсамдзели. Севернее Гуфта русло Пацы змеиться по Чесельтскому ущелью, известное своей экологической чистотой. Казалось бы, имело смысл построить водозабор именно на реке Паца, но советская экономика пошла по наиболее затратному пути, игнорируя здравый смысл. Водопровод стали прокладывать с высокогорного села Эдис, которое на 50 км дальше и крайне труднодоступно для автотранспорта даже в наши дни. Водопровод полноценно так и не стал функционировать. Проложенный по труднодоступным местам он постоянно повреждался лавинами и оползнями и город постоянно оставался без водоснабжения, бывало неделями, а иногда и месяцами.

Возможно, это были всего лишь бюрократические просчеты руководства советской Грузии.  Однако, в Югоосетинской автономии данная проблема воспринималась через призму национальной политики, и перебои с водой осетины приписывали проискам грузинского национализма.

На сегодняшний день электроэнергия в Южную Осетию поступает из России по российским ценам. Себестоимость гидроэлектроэнергии по России колеблется от 40 до 90 копеек за кВтч, а промышленные предприятия Южной Осетии получают его по цене свыше 5 рублей. Южная Осетия, заимев собственный энергоресурс, могла бы стать конкурентноспособной также и при производстве энергоёмких товаров, таких как, например, гранитная и андезитная брусчатка, базальтовая плитка, серпентинит, бело-серый мрамор и пр. Это материалы, цена которых напрямую зависит от стоимости затраченной на них электроэнергии. Промышленная продукция Южной Осетии, кроме алкогольной, по договорённостям с Россией освобождена от ввозных пошлин. Несмотря на это,  многие разработки не ведутся, так как производство из за дорогих цен на энергоресурсы становится не выгодным.

На территории Южной Осетии имеется как минимум четыре реки, водосток которых позволяет использовать их в качестве источника энергии. Три из них, Ксан-Дон, Большая и Малая Лихва – реки Каспийского бассейна, являются одновременно левыми притоками реки Кура. Джоджора, река Черноморского бассейна,  протекает по высокогорному Кударскому ущелью[iii].

В течение последних двух десятилетий в Южной Осетии были предприняты попытки вырабатывать собственную электроэнергию, но все они терпели фиаско. В середине 1990-х годов, когда электричество часто отключалось со стороны грузинских энергокомпаний, а поддержки от Российской стороны еще не было, руководство Южной Осетии во главе с Людвигом Чибировым инициировало рискованный проект. На питьевом водоводе, идущем из высокогорного села Эдис длиною в 60 км.  в город Цхинвал, попытались установить мини-ГЭС. Начался сбор средств среди населения на строительство этой ГЭС. Многие участвовали в сборе средств, как им тогда казалось,  ради «светлого будущего». На эти средства был закуплен генератор. Но надежды людей не сбылись. Проект, вызвавший большой энтузиазм в обществе, был спущен на тормозах. Строительство остановилось, генератор был продан, организаторы исчезли из виду. Косвенным пострадавшим этого важного проекта стал Людвиг Чибиров, которому народ на очередных президентских выборах не простил в том числе и «водной» ошибки – и он не был переизбран.

Помимо современных проектов в сфере гидроэнергетики существует также план более чем полувековой давности, разработанный до начала Второй Мировой войны. В те годы, на заре Советской власти, состоялась экспедиция Академии наук СССР, призванная оценить природные ресурсы Южной Осетии. Данной экспедицией было выявлено следующее: представлялось возможным организовать водозабор у села Сацхенет Цхинвальского района на реке Малая Лиахва и по каналу, прорытому на склоне горы длиной в 11 км, подвести его к Цхинвалу с восточной стороны. Однако расходы на данное строительство не были просчитаны. Хотя ввиду вулканической, а не скальной природы этой горы, работа могла оказаться относительно несложной.

На сегодняшний день проект имеет существенное преимущество, по сравнению со временами, когда он был впервые задуман. У села Зонкар в 1980-е годы плотиной было перегорожено горное ущелье и построено водохранилище емкостью в 6 млн. литров для орошения полей, как в Южной Осетии, так и в Горийском районе Грузии (водоснабжение приостановлено по политическим причинам).

Существует также и современный проект строительства трех плотин и ГЭС на Большой Лиахве и одной ГЭС на Малой Лиахве с использованием существующего Зонкарского водохранилища емкостью в 6 млн. куб. метров воды, а также на реках Ксан-дон и Джоджора. Совокупная ёмкость серии малых ГЭС может дать 70 мегаватт электроэнергии, что вдвое превосходит потребности Южной Осетии. Реализация данного проекта могла бы дать Южной Осетии энергонезависимость и даже сделать ее экспортёром электроэнергии, продукта всегда востребованного, как на российской рынке, так и на мировом. Транспортировка же электроэнергии не представляет затруднений, учитывая существующие линии электропередач в направлении Северного Кавказа. Линии электропередач с Грузией в данный момент не функционируют по политическим причинам, но в случае нормализации отношений их техническое восстановление не потребует большого времени и материальных затрат. Стоимость одной ГЭС составляет от 800 млн. до 1 миллиарда рублей. Время ввода ее в эксплуатацию составляет от 6 месяцев до одного года. Фактически за один сезон проект может окупиться и соответственно стать выгодным вложением капитала.

В поисках инвесторов вице-премьер и министр сельского хозяйства Южной Осетии в мае 2015 посетили  Тегеран. Данный визит был освещен СМИ Исламской Республики Иран. Вслед за этим последовал протест со стороны МИД Грузии. Тем не менее, публикации по данной теме вызвали интерес у турецких бизнесменов, которые связались с группой осетинских бизнесменов, инициировавших поездку в Иран. Предложенный осетинской группой бизнеспроект строительства ГЭС, вызвал у турецких коллег живой интерес и был подписан протокол намерений о дальнейшем сотрудничестве. Однако, кризис, поледовавший за сбитым турецкими вооруженными силами российского боевого самолета, разрушил и эти планы. В связи с тем, что югоосетинский бюджет строится в основном за счет российских дотаций, продолжить сотрудничество с турецкими партнерами оказалось на данном этапе невозможным.

Несмотря на то, что данное сотрудничество и было отложено, сам процесс показал югоосетинскому бизнесу, что для развития гидроэнергетики возможна кооперация с коллегами из-за рубежа. Статус признанной Россией республики и упрощенный выход Южной Осетии на внутренний российский рынок делают ее привлекательной для инвестиций.

—-

[i] Oтносится к северо-восточной подгруппе иранской группы индоиранской ветви индоевропейских языков.

[ii] В грузинской версии “Цхинвали” (от. ред.)

[iii] Заметим, что в дореволюционный период и вплоть до строительства ГЭС на реке Кура в реки каспийского бассейна поднимались на нерест осетровые. Осетрина и черная икра считались едой бедных, так как ловля столь крупной рыбы в верховьях больших рек не представляла трудностей. В отличие от, например, содержания крупного и мелкого рогатого скота, требующего больших затрат и сил.



Leave a Comment

Comment